Расизм расизму — рознь

Сегодня по итальянскому  TV показали сюжет о том, что в  североитальянских  школах элементари (начальных) на целый класс детей всего 2-3 итальянца. Остальные — дети иммигрантов.

При этом родители на камеру не возмущаются, а один папа итальянского ребенка сказал : «В классе моего сына — весь мир…»

Не знаю, насколько искренни родители, но совершенно разные дети в разноцветном классе вполне мирно и живо общаются,  не дразня друг друга, по словам учителя.

Конечно, из-за их плохо говорящих сверстников из Африки или Филлипин маленькие итальянцы, быть может,  постигают программу медленнее, потому что дифференциации  по уровню (на чем прямо – таки зациклены часто школы российские) в итальянских школах нет. Все равны. Но, медленно постигая  что-то из грамматики, эти дети довольно быстро усваивают, что никто в мире не хуже, если он отличается внешне.

Кстати, мигранты (как и дети местной начальной школы)  на разного рода курсах, которые их обязывает посещать,  обязательно прослушивают курс лекций по толерантности. Это как бы уже тут само собой.  В Европе понимают, что в данный момент, в этом кишащем самыми разными людьми месте, самое главное – это  вежливое и человеческое отношение.  А потому видимые проявления расизма пресекаются на корню.

Впрочем, одна моя  российская приятельница из Рима, прожившая тут уж 10 лет, считает, что итальянцы –  расисты в душе.  Потому что так устали от приезжих. Только этого не показывают.  При этом эта женщина живет в Италии уже 10 лет и явно уезжать отсюда не собирается, несмотря на «скрытый расизм» Италии.

К слову, я поселилась в Вероне. По некоторым данным, это самый “расистский” город Италии. В чем именно – я до сих пор не поняла, если даже Святым города считается человек, покровительствующий африканцам.

Помню в  одном из самых толерантных городов Сибири ( а может, и России)  — Улан-Удэ, в школе, что находилась рядом  с оптовой базой и местом, где живут разные мигранты из СНГ ( а их дети учатся в этой школе), слышала  фразу одной родительницы: «В этой школе столько детей «чурок» учатся!».

А ведь эти «чурки» когда — то жили в общем СССР и говорят на общероссийском языке вполне сносно. В отличие от тех же африканцев в Италии. Недавно, подавая документы  на вид на жительство в местной Квестуре, слышала, как в приемном окошке слева полицейский раза три терпеливо повторил индийцу перечень документов. Хотя ему в течение приемного времени надо принять, как минимум, десяток почти не говорящих на языке посетителей.

В России мигрантов обязывают сейчас сдавать экзамен по русскому и учить наизусть стихи великих классиков, а при этом коренных россиян никто особо толерантности не учит.  А в последние месяцы, пожалуй, наоборот.  А знающий стих Пушкина мигрант для рядового россиянина, как говорится, как был «чуркой», так им и остался. Ну, не учат в школах России людей «чурками» или там… «чукчами» не называть.  А сейчас еще и “укропы” добавились…

В Европе, какой бы  она не была «загнивающей  гейропой» ценности прививают, а в России — опускают, уповая на врожденную «большую душу», широкое сердце и прочее. Хотя это уже номинально.

И  я думаю: почему в Европе или Америке многие приехали бог знает откуда и мгновенно начинают себя ощущать гражданами, как только оформят все документы, в России все и всегда «только понаехали»?

Сегодня ставила на сайт один материал — интервью с писателем и меня задели его слова:  «Именно в решении национального вопроса, точнее – проблемы цивилизационной совместимости, кроется ключ к разгадке многих наших сегодняшних сложностей. Россия, к сожалению, не сумела стать наднацио­нальным сообществом, подняться выше такого понятия, как национальная принадлежность…».

Если подумать, то сейчас противостоящий России Евросоюз страшно ее же и напоминает. Только в Россию прибывают мигранты из СНГ, в отличие от африканцев. В последнее время еще и украинцы стали мигрантами. И разница лишь в отношении к людям. Потому что быть гражданином или вечно ощущать сеья в национальной резервации – это разные вещи.

И вот потому, когда большие политики, манипулируя толпой,  заваривают какую-нибудь кашу, людей ударяют нередко  в самое больное.  Есть во что.



Комментарии: