Александра

Продолжаю в моем журнале истории о женщинах в Италии, чьи жизни и истории коснулись и тронули меня.

грустная жен

Моя идея пускать иногда на диванчик в зале  туристок, посещающих Верону, увенчалась успехом. Стали звонить люди. Недавно позвонила женщина по имени Евгения и сказала, что ее сестра 68 лет хочет остановиться на несколько дней. Я поняла, что женщина — не туристка, а человек, потерявший работу и жилье.

Честно говоря, мне не особо хотелось пускать человека с проблемами. Это ведь не развеселые туристки, с которыми весело и непринужденно…  Это уже другая энергетика. Но я согласилась, потому что явно у Александры было безвыходное положение.

Как я поняла, она работала сиделкой у итальянской  старушки, и та неожиданно умерла. Соответственно, автоматически закончился контракт. Александра оформляла документы по «незанятости» и несколько дней была вынуждена оставаться в Вероне. Потом она собиралась к сестре, в Болонью.

Меня поразили ее грустные глаза, горестно опущенные уголки рта, то количество салями, которое она ела  ее желание что-то убрать в квартире.

Свою страсть к салями она объяснила тем, что «вроде как съешь и полна энергии».

Она  явно привыкла что-то делать рано поутру и праздное сидение или распивание кофе  было не ее…

Мы мало откровенничали, но в какой-то момент она мне рассказала, что в 90 -х   потеряла единственного сына в Молдавии ( он погиб в автокатастрофе и было ему всего 24 года) и после этого не смогла больше оставаться одна. Решила уехать подальше.  От горьких воспоминаний и, наверное… от своего горя.

Прежде  работала сиделкой в Израиле, до сего момента — в Италии.  Сейчас снова в поиске работы. Домой, в Кишинев, возвращаться ей явно не хочется. Там ее никто не ждет.

Вчера вечером, видя как я «нервно» распускаю для вязания одну старую кофту, она решила мне помочь. В течение вечера просто и легко смотала клубочки.

При этом, выполнив такую сложную работу, очень смущалась, когда я звала ее поужинать со мной…

 

— Я помню, мама меня все время это делать заставляла. Строгая у меня мама была…, — сказала Александра.

В какой-то момент, мне вдруг  очень захотелось ей  чем-то помочь. Стала перебирать в памяти итальянских знакомых, которым нужна бы была сиделка или помощница по хозяйству…

Среди соотечественников в Италии есть какое-то странное предубеждение, что женщины, приезжающие на работу cиделками в Италию, как-то «неразвиты» или озлоблены.

Во-первых, это очень узкое обобщение. Во- вторых, вероятно, надо самим попробовать поработать так, чтобы понять психологию людей.

Работа со старыми или больными людьми, конечно, откладывает отпечаток на личность. Что уж там. Кто-то за своей мамой не станет убирать. Не то, что за чужой. Но раз есть такие люди и делают они это на совесть, то это хорошо.

Александра мне рассказывала, как она в Израиле ухаживала за женщиной без ноги, а в Италии поднимала одна девяностокилограммовую бабулю…

—  Они ( хозяева)  и встать не успеют, а бабуся у меня уж в туалете побывала, умыта, причесана сидит к завтраку…, — гордо говорила женщина.

В Италии, как я поняла, не так много людей, которые готовы ухаживать за своими больными родственниками. Как это, скажем, часто бывает в России.

Когда  от рака умирала моя мама,за ней ухаживала вся семья…  Каждый по возможности.

Когда она сегодня уходила, она сказала: «Спасибо тебе, оставайся такой какая есть…» А я отчего-то так расчувствовалась, что подарила ей свой любимый шелковый платок… Просто не нашла ничего более, чем как-то скрасить ее момент…

Если кому-то в дом нужна сиделка или помощница по хозяйству, то у меня есть контакт Александры. По- моему, она — хороший и порядочный человек.

 

 

 



Комментарии: