Кангранде I делла Скала, покровитель Данте

Когда прохожу мимо площади синьоров в Вероне  и вижу памятник Данте , то всегда думаю: «Вот все же не дурак был Данте. Знал у кого защиты  и покровительства искать, чтобы писать  спокойно, не думая о другом. Хотя, конечно, как человек пишущий, не раз «марался» об политику, избирался итп…  Это и стало причиной его «скитаний» от города к городу. Благо господа благоволили…

А синьоры — политики  тех времен от нынешних отличаются тем, что хотя бы «пригревали» таланты, а не бездарей от искусства. Как сейчас.  

Нашла об этом  интересный очерк замечательного автора Виореля Ломова. Привожу его полностью и начинаю в своем журнае цикл заметок о роде могущественных  «скалиджеров», правящих Вероной более 100 лет. 

kangrande

                                                                                          Великие меценаты и филантропы

                                                                                          

Правитель Вероны герцог Кангранде I делла Скала (Cangrande I della Scala), приютив в своем замке изгнанного из Флоренции Данте Алигьери, дал поэту возможность создать свою знаменитую «Комедию», названную позднее «Божественной», подарившую, в свою очередь, итальянцам литературный язык, а миру свод наук — дантологию. 

Бородатый смуглолицый Данте приводил веронских дам в ужас. Синьоры точно знали, что лицо флорентинца обгорело, а борода закурчавилась от пламени, когда тот сходил в Ад. 

Как известно, это случилось на Пасху в 1300 г. — еще до выдворения поэта из Флоренции. Причиной изгнания Данте послужила многолетняя вражда гвельфов (сторонников римского папы) и гибеллинов (приверженцев германского императора), одинаково верно служивших собственной алчности. 

Усугубляли положение расколы и внутри партий. Гвельфы, к которым принадлежал род Данте, разбились на черных и белых (пропапских и антипапских), пылавших лютой ненавистью друг к другу. 

В 1301 г. Флоренция оказалась в руках брата французского короля Филиппа IV Красивого принца Карла Валуа, и власть в городе перешла к черным гвельфам. «Белый» Данте, до того участвовавший в политической суете и сражениях, дважды избиравшийся одним из семи флорентийских приоров, вынужден был покинуть дорогую его сердцу Флоренцию навсегда. 

В скитаниях по городам и весям Италии поэт провел 10 лет, опасаясь приблизиться к родному городу, в котором его приговорили к сожжению заживо. И лишь в последние 8 лет жизни изгою посчастливилось обрести кров, душевный покой и возможность творить.

Получив приглашение от синьора Вероны Кангранде делла Скала, самого известного представителя рода Скалигеров, противника гвельфов и врага флорентинцев, Данте в 1313 г. оказался при дворе герцога, среди выдающихся художников, трубадуров, астрологов, философов, богословов, жонглеров, буффонов, музыкантов, певцов того времени. Здесь были не только итальянцы, но и немцы, и фламандцы, и французы, и англичане… 

Скалигер, более всего почитавший силу и рыцарскую доблесть, широко и щедро покровительствовал всем, кто подносил ему и его доблестным воинам свой дар и искусство. 

Пышный и открытый всем странникам двор стал для многих талантливых и знатных изгнанников буквально отчим домом. Всем веронским гостям, согласно их рангу, отводилась одна или несколько комнат, приставлялись слуги. 

Данте, получивший жалование от своего синьора, среди прочих пользовался особой благосклонностью герцога. «Одаренный художественным вкусом, Кангранде чтил поэтов согласно доброй традиции, царившей в Ломбардии со времен трубадуров». Покровитель иногда любил подшутить над чересчур серьезным стихотворцем, но сам поэт называл дружбу с синьором «драгоценнейшим сокровищем». 

Это был действительно бесценный подарок судьбы, позволивший Данте в течение 6 лет создавать в залах библиотеки герцога свою «Комедию», иногда показывая покровителю черновики Песен. 

Работа над поэмой оставляла поэту достаточно времени для выполнения поручений Кангранде. Вскоре Данте стал видным человеком двора, благодаря своему патрону хорошо известным за пределами Вероны.

Кангранде родился 9 марта 1291 г. в семье герцога Альберто из рода Скалигеров. Эта династия за время господства в Вероне с 1260 до 1387 г. внесла большой вклад в культуру города.

Синьор с детства готовил сына к профессии воина, и, надо сказать, Кангранде вполне оправдал надежды отца. Еще ребенком он получил рыцарское звание, а в 17 лет был выбран капитаном, командующим вооруженными силами Вероны. 

«Учиться ему было некогда. Честолюбие толкало его на новые подвиги и на новые походы». Ожесточенная и успешная борьба с врагами Вероны — Миланом, Феррарой, Эсте, Кремоной и др. городами закалила Кангранде и сделала его одним из крупнейших стратегов и государственных деятелей той поры. Как отмечали современники, его не могли победить ни противники, ни чума, разразившаяся в те годы. В 20 лет Кангранде стал господином Вероны. 

Герцог вел победоносную борьбу с гвельфской республикой Падуей, за счет которой расширил владения Вероны. За свои заслуги Скалигер был возведен в 1313 г. императором Генрихом VII в имперские викарии. В 1318 г. союз гибеллинов в Ломбардии избрал его своим генерал-капитаном. 

21 июля 1329 г. Скалигер завоевал свой последний город Тревизо, в который въехал на белом коне. Утром следующего дня Кангранде, не имевший особых проблем со здоровьем, скончался в возрасте 38 лет. Исследования останков герцога, проведенные в 2004 г., показали, что причиной смерти стало отравление наперстянкой — растением, применявшимся в Средневековье в качестве лекарственного снадобья.

За гробом усопшего «наместника священнейшей власти кесаря в граде Вероне и в городе Виченца» шла вся Верона. Под колокольный звон 24 июля 1329 г. Кангранда Скалигер «был запущен с большой помпой в могилу».

Как предполагают исследователи, интриги завистников, коим несть числа среди людей искусства, выжили Данте из Вероны в Ровенну, где его патроном в 1319 г. стал правитель Гвидо Новелло да Полента II (ум. 1330). Находясь в Ровенне доверенным лицом прежнего своего покровителя Кангранде, поэт не потерял с ним своей связи и часто посещал Верону. 

Гвидо да Полента похоронил Данте в 1321 г. «с великими почестями, в одеянии поэта и великого философа».

P.S.I. Данте различал настоящего благотворителя (коими были Кангранде дела Скала и Гвидо да Полента) от раздутого своей непомерной гордыней и лицемерием лизоблюдов «благотворителя-тирана». 

Истинная щедрость, полагал поэт, «может быть только у тех синьоров, которые не стяжали богатства угнетением бедных или грабежом… О вы, злодеи, рожденные во зле, обижающие вдов и сирот, грабящие неимущих, похищающие и присваивающие себе чужие права; из всего вами награбленного вы задаете пиры, дарите коней и оружие, имущество и деньги, носите дивные наряды, воздвигаете дивные постройки и воображаете себя щедрыми! И разве это не то же, что совлечь с алтаря пелену и постелить ее на стол грабителю? Разве, тираны, ваши подачки не столь же смехотворны, как поступок грабителя, который привел бы к себе в дом гостей и постелил бы на стол украденную им с алтаря скатерть с еще сохранившимися на ней церковными знаками и воображал бы, что другие этого не замечают?» (И. Голенищев-Кутузов).

P.S.II. «Я не нашел для столь большого человека, как Вы, вещи более подходящей, нежели возвышенная часть «Комедии», украшенная заглавием «Рай»; и ее вместе с этим письмом, как с обращенным к Вам эпиграфом, Вам посвящаю, Вам преподношу. Вам, наконец, вверяю».
(Из письма Данте Алигьери к Кангранде делла Скала).

 



Комментарии: