Metallo — Металл

Однажды несколько лет назад,  решила принять участие в конкурсе художественных переводов с итальянского языка. Хотя тогда я только начинала изучение языка и «гугл был мне в помощь».  )))  Однако от самого процесса перевода получила несказанное удовольствие,  потому что делала подобное в первый раз в своей жизни. 

Для перевода выбрала один из предложенных на сайте конкурса рассказов молодых итальянских писателей. Помню, что переводила три дня.  Вот что у меня вышло: 

Металл

В офисе  курили. Дым уносился в закоулки помещения, проникал в самые дальние углы, оседал на стенах, уже неотвратимо пожелтевших.

— Вы следите за положением на   рынке рабочей силы в стране? Вы знаете, сколько желающих получить это место?

Собеседник с показным почтением смотрел на Рене. А он надеялся на это собеседование как на последний шанс, хватался как за соломинку, способную укрепить его нестабильную жизнь.  И продолжал  разговор с мрачноватым менеджером по фамилии Сквулачиотти, стараясь блеснуть всеми своими знаниями в последнем мучительном этапе собеседования.

После подробного описания резюме,  он  не стал врать об отсутствии опыта.   Все же в душе надеясь получить место, которое решит его будущее.

.- Смотрите: Говорю совершенно искренне. Вы очень хороший кандидат. У вас отличные рекомендации и научная работа выполнена блестяще. Но вы никогда не работали в металлургии. А мы уже определились с кандидатурой на эту должность…

 В этот момент все желание продолжать разговор у Рене мгновенно пропало. Он надел  клетчатое пальто, наконец-то ослабил галстук и, вежливо поблагодарив за внимание и  вышел. Нетвердой походкой направился к первому попавшемуся выходу, ведущему к стеклянному лифту и после — металлической двери. К счастью, она вела наружу.

Тяжелые мысли о произошедшем медленно перетекали в состояние непонятной эйфории. Он чуть не пропустил подошедший трамвай. Звонок на сотовый встряхнул и вернул к действительности. Анна вкрадчиво спросила его о том, как все прошло.

В этот момент Рене осознал, что он не прошел самый решающий заключительный этап конкурса и потерял столь желанную работу.  Ему стало страшно жаль себя.

Анне  он сказал  что его не взяли.  Из-за отсутствия опыта…

 Но как  может молодой специалист приобрести этот самый опыт, если никто не нанимает его, ссылаясь на отсутствие такого?

Анна пыталась успокоить его по телефону, говорила о возможности повторного собеседования, в очередной раз рассказывая ему историю своего брата, который после многочисленных попыток нашел работу…

Это лишь на минуту успокоило, а потом снова внутри что-то обожгло как расплавленный металл, подобный тому, что выливается в ковш из доменной печи.

Трамвай много раз останавливался, прежде чем сиплый голос  объявил последнюю остановку. Рене направился вниз по дороге вдоль рельсов. Клубы холодного воздуха обволакивали промозглостью. Состояние можно было сравнить лишь  с похмельем понедельника после воскресной вечеринки.

Захотелось быстро подняться по лестнице и запереться в своем маленьком мире, состоящем из незыблемых «убежищ»: мобильника с фотографиями и музыкой, полки с книгами, которые накопились за годы обучения в колледже. Даже беспорядок и грязная посуда естественно олицетворяли теплый мирок, который смягчает удары большого современного мира, бурлящего каждый день.

А дни все шли. Рене просыпался в первом часу, небрежно завтракал, примостившись на узком балконе своей скромной двухкомнатной квартиры. Слушал эмбиент — джаз. Почти каждое утро что-нибудь из альбома ElectroShock Blues.

Некий хаос всегда присутствует в жизни тех, у кого нет стабильности в жизни, которая упорядочивала бы существование. Не каждый способен выдержать это. Для одних потеря стабильности – это ловушка, которая пускает на самотек сознание и может привести, например, к наркотикам.

Другие, наоборот, стараются превратить свою, ставшую свободной, жизнь в некий механизм, с рвением часовщика создавая видимость постоянства. Рене эти крайности обошли. В его жизни не было хаоса, но отказаться от некоторых расслабляющих вещей полностью он не хотел.

Зима медленно проходила.

Рене часто выбирался в центр и наблюдал за быстро идущими клерками. Они на ходу проглатывали куски и бежали обратно в свои офисы. А он смотрел на этих работающих людей в их непрерывном движении. Казалось, что за отрывистыми жестами таится нечто странное в выражениях лиц.

Обычно Рене отправлялся в бар недалеко от вокзала, садился и читал названия газет, которые оставляли на столе. В течение нескольких минут он рассеянно пробегал по страницам и видел все то же самое: политические распри, статьи о недавнем экономическом кризисе, дурацкие новости из провинций, известия о новых постановках и колонку обязательных спортивных новостей. Чтение всего этого он считал бессмысленным. Раздраженно откладывал газету на край стола и заказывал кофе.

Начинал размышлять о том, какой может быть его новая жизнь. В ней все это оставалось в прошлом. Можно было сесть на первый попавшийся самолет и улететь куда-нибудь далеко. Там удача должна была сопутствовать ему с первых же дней, выливаясь в неспешное построение бытия в виде дома, постоянной работы и возможности тратить деньги на увлечение черно-белым фото.

Английский и французский его были не так уж плохи. Но какая страна могла стать местом его светлого будущего? Франция? Англия? В это время кризиса все экономики в западном мире казались страшно похожим друг на друга. Члены этого мира, этого элитарного сообщества, теперь оказались в водовороте разрушения их законов, их уклада, где так привыкли, что человек живет достойной жизнью.

Иногда вспоминались лекции на факультете экономики. История первой промышленной революции с автомобилем на паровом двигателе, горением угля в доменных печах… Эти открытия стояли у истоков современной промышленности. Тогда зарождалось огромное производство, владея которым и увеличивая выпуск продукции, люди порождали богатство, которое теперь обернулось другой стороной. Боязнью все это потерять.

Рене знал, что глупо сравнивать тяжелые условия его нестабильной жизни с тем, что проходили многие до него в течение прошедшего столетия. Но все равно мысли его часто уносились в прошлое. Вспомнил, что по сути не особо бедствовал во времена студенчества. Время в университете пролетело благодаря поддержке небедных приятелей – студентов. Эти воспоминания  в какой-то мере было спасительным фоном от пустоты, в которой он находился сейчас.

В тот вечер он решил разослать резюме на другие вакансии, потом побродить по окрестностям в поисках работы, хотя бы в качестве бармена. Переведя резюме с рекомендациям на английский язык, он снова разослал его в разные места, причем, уже не особо обращая внимания – постоянное ли это место работы или одноразовый проект. Надо сказать, что за время поиска работы, он достиг настоящего искусства в составлении резюме. Напоминал художника, который все никак не может закончить свою картину. 

Около девяти он вышел из дома и направился в бар — туда, где часто бывал в последние месяцы. Он уже хорошо знал это место и почти подружился с хозяином бара. Шел быстро, не обращая внимания на блестящие витрины магазинов, которые так привлекают прохожих.
На какой-то момент задержало окно антикварной лавки, в которой он часто покупал черно-белые фото. Всего две недели назад он нашел здесь редкую фотокарточку с Марлен Дитрих.

Мимо проехал автомобиль, оставляя за собой дым, который улетал, растворяясь в легких города.
Рене отворил дверь бара и направился к кассе, разыскивая глазами владельца. Узнав о причине визита, его помощник сказал, что вакансий в баре сейчас нет, да и дела в заведении идут не так хорошо. Напоследок бармен заметил:

В этой стране ничего делать. Уезжайте, пока молоды. Возвращайтесь на праздники…

Для Рене слова этого постороннего человека стали последним откровением. Больше он не мог. Он решил вернуться домой и начать собираться к отъезду.

Самолет прибыл точно по расписанию. Уже прошли контроль и стояли у конвейерной ленты, ожидая свой багаж. После полета свело мышцы ног, и одолевало странное ощущение отсутствия собственного веса. Лента вздрогнула, и чемоданы начали появляться друг за другом.

Все гнетущее закончилось. Казалось, мир вокруг согласился с этим. Все мерно двигались вперед, словно в замедленном кадре, держа в одной руке чемодан, а второй прижимая сумку с документами.

Огни отражались в полу и стальных поручнях длинного коридора, через который все двигались к выходу. Вспомнились вдруг отблески заката, когда самолет начал снижение и вяло балансировал где-то на линии облаков.

Пейзаж с холмом так походил на его родную тихую и спокойную деревню, где он провел детство. Но дальше начиналось совершенно иное – сгусток дорог и мостов, начинался большой город со всеми его огнями, конструкциями и нагромождениями.

Город казался таким сложным, но миновать его было трудно. И вот это произошло. Он покинул один большой город, чтобы попасть в другой, еще незнакомый и еще более наполненный амбициями, страхами, взлетами и падениями. Взяв билет на поезд, прошел вдоль линии, которая привела его к экспрессу. Успел войти в него за несколько минут до отправления и опуститься в кресле у выхода.

Поездка была недолгой. Уже через полчаса пассажиры оказались на одной из центральных станций города. Перед Рене возникла масса железнодорожных линий, гигантская сеть подземного транспорта. Здесь совершалось что-то грандиозное – миллионы людей пересекали гигантское городское кольцо, направляясь из одного конца города в другой за несколько минут. Перед отъездом он хорошо изучил маршрут и с ловкостью перемещался по этим «джунглям».

Спустившись по лестнице, он добрался до остановки и стал ожидать прибытия поезда. Пронзающий звук нагретого металла, свистки, рельсы, человеческие голоса, переходящие в гул – все это смешалось и как будто находилось в движении.

Он сел в первый вагон. Двери захлопнулись, и голос объявил о начале движения. Рене почувствовал: это старт новой жизни. Замедляясь и ускоряясь, старый поезд демонстрировал чудеса механизма, который прошел километры по миру. Еще один поворот, затем другой, последние мелькания рельсов и столбов на станциях.

Резкое торможение, искры из – под колес, и поезд остановился. Только те из пассажиров, кто держался за поручни, смогли устоять. Неожиданно Рене услышал взрыв. Яркая вспышка и все погрузилось в темноту. Звуки утонули в невыразимой тишине.

Считанные секунды поезд двигался до конца туннеля, волоча искореженные остовы вагонов с разбитыми окнами. Рене пришел в сознание. Вокруг был кошмар. Некоторое время он ждал помощи. Когда его, изувеченного, извлекали из – под обломков, стало ясно, что взорвался второй вагон. Там мало кто выжил.

Ему повезло. Он слышал обрывки фраз о теракте и, что  власти уже начали расследовани.  Рене видел в глазах людей животный страх. Закрыв лицо руками, он понял, что на самом деле самое ценное в жизни — это ее продолжение.

Надо сказать, что больше переводами с итальянского художественных текстов я никогда не занималась. Разве что как-то перевела пару новостей из итальянской газеты для сайта, где я работаю.

Зато начала переводы рассказов на итальянский. Очень трудно с «немадрелингва», зато увлекательно.  И что бы не говорили скептики в некоторых группах по изучению иностранных языков,   все, оказывается,  возможно.  Уже семь рассказов готовы. Правда из около ста)))   Спасибо моим корректорам. 

Еще один момент. Забавно, что несколько лет назад, решив принять участие в конкурсе переводов, узнав о нем в интернете, и не думала, что  спустя несколько лет буду жить в  итальянском городе, где, собственно  и базируется, культурная ассоциация, которая и организовала тот конкурс)). Одного из членов жюри я даже позавчера видела на киноформе российских фильмов, который так же организует эта ассоциация.

Все случайное — неслучайно.))



Комментарии: