Сказка про тряпичное тело и теплое сердечко

Как я уже писала, в прошлом году я написала книжку сказок «Сказки старого Кота Акивы». Я не могу словами передать. как это важно для меня. Книжка, собственно, о том, что меня волновало, тяготило, мечтало много лет…

Скоро книжка увидит свет, когда закончат рисовать все иллюстрации. Мне  необычайно приятно и важно, что мне помогают ( совершенно бескорыстно) люди талантливые. Благодарю. Надеюсь, что их труд совершенно неслучаен, и их  обязательно коснется сказочное озарение.  Уже в их творчестве.

А это иллюстрация, которую мне нарисовала Наташа Семенова, совершенно неординарная личность, с которой мы знакомы уже  более десяти лет.  Наташа — музыкант и психолог, художница,    мама маленького сына и очень яркая дама, обладающая чувством меры, вкуса, юмора  и безбашенности. Вкупе с четкой рассудительностью.  Звезда панка и деловая женщина, кумир молодых  и обладательница роскошной  собственной груди.  Мечта поэта, до которой некоторым поэтам расти и расти.  В определенных музыкальных кругах России и  славном городе Улан-Удэ Наташу зовут именем итальянской поп- дивы 80 — х. Сабриной. Ей это подходит.  Потому это прямо как-то даже в рамках моего журнала.)))))

Я часто некогда писала про нее статьи, внутренне восхищаясь и благоговея перед ее неординарностью, столь необычной для нашего провинциального города. Впрочем, Сабрина, благодаря своему творчеству известна далеко за пределами одного города. Она  не только  ярко и внезапно преподносит свон шоу, но пишет тексты. И в них есть смысл. И это понимают.

 

 Это ее иллюстрация к моей сказке «Сказка про тряпичное тело и теплое сердечко».
Пожалуй, это моя самая любимая сказка из моей книжки сказок «Сказки кота Акивы». В какой-то мере,это про меня… 

illyusstraciya

Глава 7. Играющие и сломанные

Разноцветный мячик весело скакал по улице, а Лала и её компания едва поспевали за ним. Мячик высоко подпрыгнул и, влетев в открытое окно, оказался внутри магазина игрушек. Там он и остался.
Девочка и кот вошли внутрь через дверь, оставив Макса на стоянке для велосипедов. В магазине они огляделись.
Тут все играли. Хвастались своими кружевными платьями нарядные куклы на полках, а плюшевые медведи что-то деловито обсуждали. Игрушечные солдатики устраивали игрушечные баталии, а в надувном бассейне плескались резиновые крокодилы и бегемоты.
Все были очень довольны. Дети, радостно перебегая с одного места на другое, выбирали свои новые игрушки, а продавцы только и успевали запаковывать их в коробки.
Вдруг Лала увидела большую мусорную корзину. А в ней – обезьянку и куклу. Тело обезьянки было разорвано, из него торчали куски того мягкого материала, каким обычно набивают плюшевые игрушки. Кукла была тряпичной. Но её тело, сшитое из плотной ткани, сейчас было почти пустым.
При этом обезьянка широко улыбалась. У куклы же лицо было печальное и какое-то неживое. Это немного пугало, но Лала все равно подошла к корзине.
Вытащила оттуда обезьянку. Игрушка даже порванная выглядела очень милой. И живой.
— Да, симпатичная обезьянка. Веселая, – тут же заметил Акива, – А зовут его Несси. Он прожил веселую игрушечную жизнь.
— Почему прожил? Его же можно починить. Наверное… Конечно, уж очень сильно он порван. Нелегко будет зашить, – задумалась Лала.
— Я расскажу тебе сказку о нем, а ты решишь, что делать, – подмигнул Акива голубым глазом, погладил лапкой свою бородку и стал рассказывать.

Сказка про тряпичное тело и теплое сердечко

В магазине обезьянка Несси был душой игрушечной компании. Он всегда рассказывал что-то смешное.
Все, кто приходили в магазин игрушек, улыбались, едва увидев Несси. Уж такая это была забавная игрушка. И все хотели с ним поиграть.
Однажды в магазин пришли две сестры, Элиза и Мария, которые часто друг с другом ссорились. И они одновременно увидели Несси.
Элиза схватила его первой. Но обезьянка понравилась и Марии, и та просто отобрала игрушку у сестры, потому что была на год старше и сильнее.
Элиза расплакалась и очень разозлилась. Когда Мария на минутку выпустила обезьянку из рук, решив погладить по волосам куклу в красном шелковом платье, младшая сестра потихоньку стащила Несси.
Потом Элиза схватила ножницы для разрезания коробок, которые на полке с пупсами забыла одна из продавщиц, и раскромсала тряпичное туловище обезьянки почти пополам. И бросила его на пол. Она сделала это назло сестре.
Продавцы подбежали и забрали у девочки ножницы, но было уже поздно. Им пришлось выбросить Несси в мусорную корзину, куда отправлялись все сломанные игрушки.
Другие игрушки, друзья Несси, немного повздыхали и вскоре забыли о нем. Они продолжили играть.
Акива, всегда улыбающийся, очень грустно посмотрел на покалеченную обезьянку, а Несси вдруг улыбнулся еще шире и заговорил:
— А Рози… такая грустная. Но если наполнить ее ватой, она станет чудесной. И с ней обязательно снова начнут играть, – он кивнул на тряпичную куклу.
Потом Несси обратился к Лале:
— Прошу тебя, почини ее. Вот вата, которая торчит из моего живота. Отдай ее Рози. Пусть она станет красивая и веселая!
Лала взглянула на пустую куклу и спросила:
— Почему же ты хочешь отдать ей свою набивку?
— Ей это нужно. Очень. И мне это тоже нужно. Я прожил веселую жизнь на полках этого прекрасного магазина, а ее сделали такой на фабрике игрушек. Грустной, пустой… Мы вместе оказались в этой мусорной корзине, и она мне рассказала свою историю. Ничего не утаивая. Я за это и полюбил ее. Ведь и мне было грустно, когда меня сломали и выбросили. Но я оказался не один… – улыбнулся Несси.
Акива тут же вытащил иголку с ниткой, и Лала выполнила просьбу плюшевой обезьянки. Когда девочка чинила куклу, она почувствовала, что вата, взятая у Несси, была теплой и очень приятной на ощупь. И что-то в этой вате блеснуло зеленым светом.
Это была половинка маленького зеленого игрушечного сердечка!
И когда вместе с игрушечной набивкой оно оказалось внутри куклы, Рози действительно стала как новенькая. Но самое главное – прежде пугающе безжизненное нарисованное лицо ее стало будто живое. И доброе.
Продавцы тут же поставили ее на прилавок, на самое видное место. И очень скоро Рози купили.
А Несси без ваты выглядел очень худым и маленьким. Плюшевый материал, из которого было сшито игрушечное тело, безжизненно обвис. Но Несси все равно широко улыбался, а его озорные глаза светились. Половинка его игрушечного теплого сердца осталась в нем. Нельзя было его так оставить!
И Лалу вдруг осенило:
— У меня идея! Знаешь, я немного умею вязать. Бабушка научила. И у меня есть вязаные тапочки. Я немедленно их распущу и свяжу тебе новое тельце. Пряжи как раз хватит. Его и ватой набивать не надо!
Несси приподнял брови, внимательно посмотрел на Лалу и сказал:
— Я прожил интересную жизнь. Жить – радостно, даже игрушкой. И я пожил бы еще. Мое сердце бьется! Поэтому с благодарностью приму новое тело. Пусть оно будет вязаное!
Тут Акива достал откуда-то еще вязальный крючок, и Лала быстро набрала петли. Совсем скоро она связала для обезьянки новое тело. Оно получилось крепеньким и ладным. И Несси снова стал всеми любим в магазине игрушек.
— Ну, вот. Теперь у него и новое тело, и новая жизнь. А тебе-то, босоногая спасительница игрушек, теперь удобно идти? – хихикнул Акива, когда они вышли из магазина.
— Я же не иду, а еду. Макс вон уже ждет нас не дождется. Можно и босиком педали крутить. Ничего страшного. Найдется потом, что надеть! – счастливо улыбнулась Лала.

 



Комментарии: